Menu
nul

Я встретился с ней случайно. Помогал товарищу уладить хозяйственные проблемы.

Даже не буду называть профессии миловидной, пожилой селянки. По ней, по этой профессии, Валентину (имя вымышленное) все вычислят. И не только в родном селе. Профессия ее нынче очень редко встречающаяся. Да и когда-то – штучная.

Судьба Валентины – воплощение судеб брошенного на произвол судьбы поколения сельских комсомольцев, коммунистов, беспартийных «застойных» 70-80-х годов.

Так вот, едем разбитым шляхом на Ямполь. Ехать долго и трудно по зимней дороге. Завязался разговор, все больше о пенсиях, ценах, детях. О прошлом.

Нашлись общие знакомые среди жителей родного села Валентины. Во времена комсомольской молодости, оказывается, колхозница Валя объездила по профсоюзным путевкам полмира. Была в Германской демократической республике, Венгрии, Вьетнаме.

Может родители занимали высокие должности в правлении колхоза? Нет, отец механизатор, мать – по нарядам.

- Приходят, - весело рассказывает Валентина,- говорят, есть, мол, путевка в Венгрию. Поедешь? А чего не поехать, забесплатно?

Поехала в группе с вовнянскими девчатами. На базе мехмастерской, в соседней Вовне, Шосткинского района, тогда организовали бригаду трактористок-комсомолок. Типа, наследницы Паши Ангелиной, не для нынешней молодежи будь сказано. Вот с ними Валентина и подалась в Венгрию.

А там их привезли в сельский кооператив.

-Вот смеху-то было!- хохочет Валентина, - венгры, мужики, спрашивают, что, и правда девки за трактором могут? Могут, отвечаем. Что б проверить, пригнали маленькие, на наш «беларус», похожие.  Вовнянки такие кардебалеты заделали на поле и по асфальту, что у мужиков глаза повыпадали.  А потом и на К-150 похожий, подкатили. Так и на том класс показали. Долго бежали за нашим автобусом венгерские хлопцы…  

По Вьетнаму, только что оправившемуся от войны, Валентина, путешествовала две недели. Больше всего ее поразили плантации бананов, апельсинов. А домой из путешествия привезла вьетнамских лекарств. Всем родственникам и знакомым раздала…

- Я тогда заплатила только 120 рублей, за дорогу от Ханоя до какого-то города, - уже с грустью подитоживает Валентина. - А вся путевка с перелетами – бесплатная. Свет повидала…

Сейчас муж Валентины, в прошлом один из лучших механизаторов колхоза, получает пенсию в 1400 гривен. Надбавки не вышло ни копейки. Прошлым летом ездил на заработки под Сумы. Комбайнерил. В селе на Ямпольщине работы не найдешь.

Два сына. Участники АТО. Старший семейный. Меньший – участник боевых действий, холостякует. С работы уволили по сокращению.

- Да в селе таких, кто остался и никуда не уехал, полно, - грустно улыбается Валентина. Где работать?

На вопрос, а почему мужу надбавку к пенсии не дали, обращалась ли в пенсионный фонд, Валентина тоже, без гнева и обид отвечает:

- Обращались, по телефону. Сказали, ждите, перезвоним. Перезвонили, через неделю, сказали, не положено… А чего ехать до Ямполя, людям голову морочить? Родина вычеркнула нас из всех списков. Выживем…

Я узнал эту, изможденную последними годами жизни, женщину. Мы вместе с нею, молодой, курносой, черноволосой комсомолкой были делегатами Сумской областной комсомольской конференции в далеких 70-х.

Я бы узнал ее сразу. Но запавшие щеки, платок на лоб… Ей бы зубы вставить нормальные… А дети, а внуки, а пенсия в 1400 гривен?

Вот и ездит Валентина, обладательница штучной профессии  и кучи сертификатов, время от времени на заработки, когда позовут.

Зарабатывает на жизнь.

И вспоминает прошлое, в котором жилось трудно, но хорошо, интересно.

Блог Ивана Богуцы.

Добавить комментарий